20 ноября — день памяти жертв трансфобии

 

 

В этот день мы обычно говорим о физическом и психологическом насилии, дискриминации и прочих видимых формах проявления трансфобии.

Однако, подавляющее большинство транслюдей сталкиваются с менее заметным, но не менее вредящим проявлением трансфобии и патологизации — гейткиперством. Это те самые врачебные комиссии, которые берут на себя право решать кто “достоин” перехода, а кто недостаточно “страдает транссексуализмом”, чтобы признавать и уважать его/её/их идентичность.
Недавняя инициатива Минздрава по введению формы “справки о смене пола” призвана закрепить практику гейткиперства в преддверии принятия МКБ-11, в котором трансгендерность будет депатологизирована. В то время как многие страны идут в направлении облегчения процедур смены гендерного маркера в документах, переходят к медицинской помощи по процедуре информированного согласия, наша страна изо всех сил сопротивляется данному процессу.
Обычно, основным аргументом в пользу гейткиперства декларируется забота о людях, желающих совершить переход, чтобы они потом вдруг не пожалели об этом. Однако, прикрываясь принципом “не навреди”, мало кто замечает, сколько транслюдей были оставлены за бортом квалифицированной помощи. Если истории “откатов” активно пиарятся защитниками разрешительного подхода, то судьбой тех, кому отказали в помощи, практически никто не интересуется.

Одним из самых очевидных проявлений вреда от комиссий является повышенный риск самостоятельного начала приема препаратов, зачастую сомнительного происхождения из-за невозможности получить рецепт, как среди тех, кому отказали в помощи, так и тех, кто только собирается пройти “комиссию”, поскольку известно, что такие аспекты как “пасс” и наличие самоназначенной гормональной терапии увеличивают шанс на успешное прохождение комиссии. При декларируемом осуждении самостоятельного приема препаратов, само наличие комиссии подталкивает транслюдей к данной мере. Не менее очевидно, что человек, которому отказали в поддержке перехода, имеет высокий риск селфхарма и суицида в силу невозможности быть принятыми самим собой и в обществе, и вести хоть сколь-нибудь выносимую социальную жизнь,

Менее заметное, но не менее негативное проявление вреда от комиссий — перекладывание ответственности за свой переход, за свою идентичность с самого трансчеловека на “эксперта”. Поддержка инфантилизма, выражающегося в таких фразах как “мне врач сказал” или “я настоящий трансгендер, у меня справка есть”. Проблема в том, что в таких условиях, человеку практически не оставляют шансов определиться с тем, что ему действительно необходимо, какой объем медицинских вмешательств действительно нужен, а без чего и так хорошо. Когда “доктор сказал”, появляется некий стандарт перехода, по сути принуждение к тем или иным вмешательствам, без которых, вероятно можно было и обойтись, но к которым подталкивает нормализация процедуры перехода, чужое мнение, желание быть “как все”.

Среди самих транслюдей нередко можно услышать мнение защищающее гейткиперский подход в ключе “если тебе действительно нужно, то ты пройдешь любые испытания, чтобы добиться справки, разрешений и всего остального, а если не можешь, то значит не достоин”. Подобный “естественный отбор” сложно назвать хоть сколь-нибудь гуманным. Ни к чему, кроме ненависти, унижений, оправдания насилия он не приводит. Данное мнение нормализует стыд за свою трансгендерность, скрывание факта свой трансгендерности после перехода (так называемый “стелс”), в том числе и от своих сексуальных партнеров, что приводит в том числе к росту насильственных преступлений против транс-людей после раскрытия факта трансгендерности.

Напоследок хочется отметить общесоциальный вред патологизирующего гейткиперского подхода. Вместо принятия гендерного разнообразия, как части уважения личности каждого человека данный подход поддерживает трансфобию через риторику медикализирующего подхода. Безусловно, транслюди нуждаются в медицинской поддержке их трансгендерного перехода, но к сожалению, медикализация трансгендерности идет рука об руку с призывами к репаративной терапии, с психфобией и иными дегуманизирующими практиками и высказываниями.
Как бы не хотелось прикрываться заботой о пациенте, нельзя не замечать, что у гейткиперства есть жертвы.

И для предотвращения этих жертв очень много значит признание права транслюдей распоряжаться своим телом и своей жизнью, а значит — доступная, гуманная, прозрачная процедура смены документов и доступа к медицинской поддержке.

Авторка: Екатерина Мессорош, Инициативная группа Т-Действие

t-action-team

Оставить отклик

Ваш адрес эл.почты не будет опубликован.