Зачем нам День Видимости?

day-of-visibility

Каждый открытый трансчеловек, и тем более – транс-активист, часто сталкивался с вопросом – зачем вы выпячиваете вот это всё? Зачем совершать переход, если вы все рассказываете всем про свою трансгендерность? Разве переход вам нужен не для того, чтобы забыть всё это как страшный сон и жить, как нормальные (то есть цисгендерные) люди?

День Видимости – хороший повод рассказать, зачем нам вот это всё и почему мы выпячиваем.

Начнём, пожалуй, с более известного явления – а именно, с расизма. Есть такое явление, называемое «цветовая слепота», или же «расовый дальтонизм». Когда мы приходим к выводу, что все, независимо цвета кожи, расы, национальности должны быть равны в своих правах, первая идея – это не замечать различий, то есть всех считать белыми, русскими и т.д., в общем, представителями титульной нации. На первый взгляд, кажется, что это положительный подход, так как при этом мы не ставим одну расу или национальность выше другой. Но при этом также происходит отрицание различий и связанного с ними неравенства, отрицание и обесценивание личной истории и идентичности других людей, отрицание проблемы расизма и дискриминации как таковой. То есть, вместо того, чтобы решать проблему неравенства, мы просто заметаем ее под ковер.

То же самое происходит, если мы, не делая различия между транс- и цислюдьми, просто начинаем считать всех цисгендерными. Таким образом, мы отрицаем опыт, личную историю, телесность транслюдей, а так же связанные с этим потребности – такие, как вопросы документов, трудоустройства, транс-инклюзивной медицины и вообще транс-инклюзивной среды, например, тех же гендерно-нейтральных туалетов. Мы отрицаем дискриминацию, речи и преступления ненависти на почве трансфобии.

Кроме того, далеко не все транслюди, даже если бы и хотели, могут просто взять и просто начать жить, как цисгендерные: в силу того, что у всех разные обстоятельства и возможности, многие из нас, сколько бы ни пытались, никогда не достигнут «цисгендерного» статуса. Особенно, если учесть, что в нашей стране процедуру смены документов и медицинского перехода сложно назвать доступной. А многие, например, небинарные или гендерно-неконформные люди – вовсе к этому не стремятся.

Да и прямо скажем – из транслюдей получаются довольно хреновые цисгендерные люди – с каким-то не таким телом, с каким-то не таким опытом, с какими-то не такими ограничениями. Получается, что каждый из нас стоит перед выбором – быть не очень удачным, «больным» цисгендерным человеком, или же вполне прекрасным трансгендерным. И мысль, что мы вполне удачные и не «больные» для многих кажется куда более привлекательной.

И наконец. Трансгендерность – это нормально. Да, это встречается реже, чем цисгендерность, так же, как леворукие люди встречаются реже, чем праворукие. При этом открытость транс-человека – это право, а не обязанность, и любой из нас имеет право скрывать эту часть своей жизни, особенно, если вокруг токсичная, нетерпимая к разнообразию среда. Но чтобы среда становилась более терпимой, чтобы из-за случайного раскрытия транс-статуса человека не случалось ужасных последствий, трансгендерность должна перестать быть экзотикой и сюжетом для желтой прессы, и постепенно стать одним из вполне обычных вариантов личной истории человека.
И для этого нам нужна видимость. Для этого те из нас, кто имеют такую возможность, должны иметь возможность сами говорить о себе и за себя, делиться своими историями, своим опытом, своими страхами и надеждами.

И День Видимости Транслюдей – одна из таких возможностей для нас.

 

Антон Макинтош,
Координатор транс-инициативной группы Т-Действие

t-action-team

Оставить отклик

Ваш адрес эл.почты не будет опубликован.